Очерки психоневролога: Основные принципы воспитания здорового ребенка. Часть 3

 

Если мы хотим отучить ребенка добиваться желаемого криком, то и сами не должны на него кричать. Ребенок должен слушаться слова, его смыслового значения, а не повышенного тона и окрика.

Между тем, к сожалению, во многих семьях дети приучены подчиняться только крику и угрозе, что, конечно, постепенно травмирует нервную систему ребенка.

Совсем недавно мне пришлось наблюдать такую сцену. Во дворе вместе с другими детьми играет в мяч 6-7-летний мальчик. В одном из окон открывается фрамуга, и в нее просовывается женская голова. Мать минуту смотрит на своего играющего сына и, встречаясь с ним взглядом, чувствуя, что надо что-нибудь сказать, говорит явно безразличным тоном:

- Сеня, хватит мяч гонять, иди домой. – И тут же захлопывает фрамугу.

По ее тону Сеня, конечно, понимает, что идти домой совершенно не нужно, что это мать сказала так, между прочим, и сама же сразу об этом забыла. Он продолжает бегать во дворе. Проходит еще час, полтора. Снова открывается фрамуга, но на этот раз мать резко кричит:

- Сенька, если сейчас домой не пойдешь, получишь у меня!

Мальчик раздраженно бросает мяч и нехотя идет в подъезд. Я не знаю ни этого Сеню, ни его мать, но вижу, что Сеня приучен слушаться только крика, и пока дело не доходит до угроз, он слушаться не будет.

воспитание ребенка возрасту

Для того чтобы приучить детей слушаться с первого раза, мы с успехом применяем следующий метод: предлагаем ребенку поступить так, как поступают моряки, летчики, космонавты. Когда ему что-либо приказывают, ребенок должен ответить: «Есть», повторить приказание и после этого его выполнить. Например, мать говорит: «Коля, помой руки». Коля отвечает: «Есть! Помыть руки», и после этого сразу же идет к умывальнику. Этот прием, напоминающий игру, на которую дети идут очень легко и охотно, имеет ряд достоинств. При применении его вы уверены, что ребенок понял ваше указание, обратил на него внимание и, главное, в этом случае приказание не воспринимается ребенком как насилие над его личностью и свободой, а выполняется почти как собственное добровольное желание.

Очень важно развить у ребенка вторую сигнальную систему и укрепить ее неразрывную связь с первой и подкорковыми реакциями. Что же такое «вторая сигнальная система» и почему так важно ее развить и укрепить?

И.П.Павлов, создавший учение о двух сигнальных системах, считал, что первую сигнальную систему образуют условные (то есть приобретенные в определенных условиях) рефлексы на непосредственные – зрительные, слуховые, вкусовые, болевые и тому подобные ощущения. Первая сигнальная система имеется и у человека, и у животных.

Вторая сигнальная система связана с таким мощным средством познания действительности, как слово, человеческая речь. Иначе говоря, это – абстрактное мышление. Второй сигнальной системой обладает только человек.

Чтобы легче было представить разницу между первой и второй системами, приведем пример.

Вы сидите в гостях, беседуете и совершенно не думаете о еде, но вдруг до вашего слуха доносится звон посуды: в соседней комнате готовятся к ужину, накрывают на стол, и у вас тотчас пробуждается аппетит. Срабатывает первая нервная система.

Приведем еще пример. Вы сидите в гостях и, занятые беседой, не думаете о еде. Вы не слышите никакого звона посуды, но хозяин говорит вам: «Пожалуй, пора к столу», - и у вас также появляется аппетит. В данном случае появление аппетита было реакцией не на какой-то механический звук, а на слово, поскольку в нем заключен соответствующий сигнал. И совсем не нужно звенеть тарелками, достаточно сказать: «Обед!». Могущество слова – могущество второй сигнальной системы.

воспитать человека

Для собаки команды «куш», «дай» не имеют никакого содержания, это не слова, как мы их понимаем, а лишь привычные звуки, на которые собака реагирует так же, как вы реагировали на звон посуды, то есть через первую сигнальную систему. Если вы замените в разговоре с гостем одни слова совершенно другими по звучанию, но аналогичными по смыслу, например вместо «Пора садиться за стол» скажите: «Не заморить ли нам червячка?» или «Вы уже, наверное, проголодались?» - эффект будет тот же самый. А если собаке вместо слова «куш» вы скажите: «Не хочешь ли, миленькая, прилечь?» или «Правды в ногах нет», увы, собака вас совершенно не поймет.

Вторая, специфическая человеческая, сигнальная система развивается у ребенка лишь в результате речевого общения с окружающими. Интересно, что наблюдения над детьми в тех редких случаях, когда они похищались дикими животными в раннем возрасте, а затем возвращались в человеческое общество (таких достоверных случаев известно около тридцати), показывают, что научить детей говорить и развить у них вторую сигнальную систему оказывалось крайне трудным, а в большинстве случаев и невозможным.

Вторая сигнальная система развивается постепенно, обычно начиная со второго года жизни. Для правильного развития необходимо, чтобы каждое слово, сказанное ребенку, было сигналом последующего адекватного, то есть соответствующего ему ощущения. Поэтому ни в коем случае нельзя что-либо обещать ребенку или чем-либо пригрозить ему, если у вас нет твердой уверенности, что обещанное будет выполнено. Если вы обещали, например, купить ребенку мороженое, вы должны во что бы то ни стало быть верны своему слову. Если же есть хотя бы какая-то вероятность, что вы, по тем или иным причинам, мороженного ему не купите, обещать нельзя. Нельзя обещать мороженое, а вместо этого купить шоколад или игрушку, хотя, возможно, игрушка или шоколад были бы для ребенка приятнее мороженого, так как тут нарушится адекватность слова и ощущения. Если вы обещали ребенку, что, например, пойдете с ним в воскресенье в зоопарк, то вы должны выполнить это обещание, даже в том случае, если ребенок провинился. За провинность, если это будет действительно необходимо, можно отдельно наказать ребенка, но обещанное обязательно должно быть выполнено.

дошкольное воспитание детей

На этот раз передо мной пятилетняя девочка. Мать жалуется на нее невероятное непослушание, а главное совершенно не может понять причины такого ужасного поведения. Я начинаю осматривать девочку. Во время осмотра она высовывает язык и начинает облизывать губы. И тут, к моему ужасу, мама заявляет: «Сейчас тебе доктор язык отрежет». Мне все сразу становится ясным. Мамаша по нескольку раз на день грозит дочке абсолютно невыполнимыми карами: «отрезать язык», «отдать чужому дяде», «избить до смерти» и т.п. Девочка привыкла, что «страшное» ничего не значит, что за ним не следует решительно ничего неприятного. Связь второй сигнальной системы с непосредственными ощущением оказалась нарушенной, из-за этого задержалось развитие девочки. Она стала нервной, упрямой, непослушной. Если отдельные возможные угрозы мать и выполняла, это уже совершенно на девочку не действовало, не компенсировало воспитательных промахов.

Каждый раз, выполняя обещанное, не обещая невозможного, мы легко достигаем того, что ребенок становится спокойным, послушным. И тогда не нужно, для того чтобы заставить ребенка подчиниться, прибегать к прянику или кнуту.

ребенок воспитание

Крупнейший советский педагог А.С.Макаренко в свое время подчеркивал необходимость единства требований, предъявляемых ребенку. Совершенно недопустим разнобой в требованиях воспитателей, скажем, когда отец разрешается то, что запрещает мать, или наоборот; если дома разрешают то, что запрещают в школе или детском саду; когда один и тот же поступок в аналогичных ситуациях то вызывает у родителей положительную (похвалу, награду), то отрицательную (порицание, наказание) реакцию.

Вы пришли сегодня с работы в хорошем настроении. Допустим, сегодня на один месяц раньше срока вы выполнили годовую программу или получили премию, или просто потому, что работа спорилась и было радостно трудиться. Все вас радует. Ваш ребенок начинает кувыркаться на диване. «Молодец, физкультурник! – поощряете вы. – Ловко ты это проделываешь. Вырастешь, на олимпиаду поедешь. Считай, что сегодня заслужил у меня шоколадную медаль». А через несколько дней вы пришли домой чем-то расстроенные, вы устали, а ребенок… ребенок снова начал кувыркаться на диване, как и в прошлый раз. Но теперь это «действует вам на нервы». «Немедленно прекрати и марш с дивана!».

Ваше право – разрешить или запретить сынишке кувыркаться на диване, но вы как воспитатель допускаете непозволительный промах, ругая сегодня ребенка за то, за что вчера хвалили.

Казалось бы, это положение настолько понятно и бесспорно, что можно было бы на нем не останавливаться. Однако на практике нередко забывают об этом. Чаще всего это происходит тогда, когда родители, не зная, как повлиять на ребенка, поочередно пробуют применять к нему за одни и те же поступки или проступки самые различные и прямопротивоположные воспитательные меры. Приведу характерный пример.

К нам обратилась мать с жалобой, что она никак не может справиться со своим трехлетним сыном. По ее словам, мальчик такой упрямый, что никакие методы воспитания на него не действуют. «На буфете у меня, - говорит она, - стоит ваза с конфетами, и я никак не могу приучить сына самого не брать конфеты из этой вазы. Я пробовал по-всякому – «добром» и «злом», нарочно не обращала внимания, уговаривала, упрашивала, порола, но все равно сын без спроса хватает конфеты, а если отберешь, упадет на пол, забьется, орет на весь дом. Так он и во всем остальном. Первый раз вижу такого ребенка. Ни ласка, ни строгость, ничего на него не действует. Прошу вас, помогите».

как правильно воспитывать

Прежде всего мы решили убедить мать, что нет таких детей, на которых «ничего не действует».

«Вы говорите, - спросил я мать, - если он увидит что-либо интересное на столе, то сразу схватит или поднимет крик, если ему не дают. Хотите, проверим».

Мы поставили на стол зажженную свечу. Мальчик смотрел на нее, но не сделал ни малейшей попытки схватить рукой огонь. Причина была ясна. Всякий ребенок, достигший полутора-двухлетнего возраста, успев два-три раза обжечься, выработал так называемый отрицательный рефлекс на огонь. Не зная, что это такое, ребенок постиг главное – огонь делает больно. Торможение, появившееся и у капризного ребенка, доказывало, что и на него, как на всякого другого, распространяются общие закономерности, позволяющие воспитанием выработать нужные навыки, привычки и, с другой стороны, не допускать развития ненужных, вредных.

Почему же, однако, мать не могла с ним справиться, не смогла приучить его не хватать без спроса, например, конфеты из вазы, хотя не хватать огонь он научился легко и без конфликта?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, вспомним опыты, которые проделывала ближайшая помощника И.П.Павлова М.К.Петрова и ряд других ученых-физиологов, искусственно вызывая тяжелые неврозы у собак.

Существует ряд способов, которыми можно вызвать нервное расстройство, но один из простейших мы здесь в несколько упрощенном виде изложим, поскольку он имеет непосредственное отношение к интересующему нас случаю и содержит в себе разгадку причины неудач, постигших мать при воспитании сына.

В камере, где находится подопытная собака, раздается звонок и вслед за этим в кормушку подается кусок мяса. Так называемый условный раздражитель – звонок, сочетаясь с безусловным раздражителем – мясом, в результате нескольких повторений образует условный рефлекс, проявлявшийся в то, что достаточно собаке услышать звонок, как она тотчас бежит к кормушке с мясом. Затем у этой же собаки вырабатывается другой условный рефлекс. Вместо звонка неожиданно дают трещотку, но когда собака бросается на ее звук к кормушке, никакого мяса там не оказывается, а, наоборот, у кормушки слишком доверчивого пса больно щелкает по носу палка.

Так повторяется несколько раз, и новый рефлекс закпреплен.

Теперь собака привыкла, что на звонок надо бросаться к кормушке, ибо там ее ожидает вкусное мясо, а на трещотку подходить к кормушке нельзя, так как мяса там нет, а только получишь неприятный удар по носу. Выработав твердую дифференциацию, то есть отличие сигнала полезного от сигнала вредного, собака уверенно пользуется приобретенными ею навыками, оставаясь спокойной, здоровой, жизнерадостной.

Теперь проделаем более «жестокий» опыт. Дадим звонок и вслед за ним мясо в кормушку, а назавтра снова дадим такой же звонок, но когда собака бросится к кормушке, вместо мяса ударим ее палкой, на третий день на звонок снова дадим мяса, на четвертый – на такой же звонок ударим палкой, да еще проделаем это не через раз, а как попало, чтобы собака никак не могла ориентироваться, что последует за звонком – мясо или удар палкой.

Нервная система животных (как и человека) в процессе своего развития приспособилась вырабатывать условные рефлексы, дающие возможность отличать сигналы приятного – полезного от сигналов неприятного – вредного, и соответственно реагировать на них. Если бы животное не обладало такой способностью, оно бы неминуемо погибло. Жить для животных – это прежде всего запомнить, что связано с пищей и всем необходимы для существования и что – с опасностью. Когда нервная система не может справиться с этой задачей, наступает своеобразное отчаяние (паника). А точнее – нервный срыв. Как раз такой нервный срыв и был вызван у собаки в вышеописанном опыте. Часто он приводит к самым тяжелы последствиям – появлению экземы, язв, и т.п. В конце концов собака может даже погибнуть.

рефлексы павлов

Вернемся к мальчику, на которого, как утверждает мать, ничего не действует.

Что же случилось с ним? Применяя противоположные меры воздействия за один и тот же проступок, мать сама вызвала у своего сына нервное расстройство.

На практике ее поведение по отношению к ребенку свелось к следующему. Ребенок схватил конфеты – мать не обратила на это внимания, и он досыта наелся сладким. Естественно, что на другой день он снова без спроса потянулся к конфетам, но тут мать решила, что нельзя потакать ребенку, позволять делать все, что он хочет. Решив так, ать отобрала конфеты, да еще и выпорола сына. Так как мать вела себя непоследовательно, нелогично, мальчик так и не понял, можно или нельзя брать конфеты. Поэтому на третий день мальчик снова потянулся за конфетами. На этот раз мать решила, что нельзя каждый день мучить ребенка, и позволила ему беспрепятственно наесться конфет. На четвертый день он, конечно, снова за ними потянулся, но тут мать, испугавшись, что она распустила сына, врывала конфеты и жестоко наказала. А в результате?

Получилось то же самое, что и в опыте с собакой. За один и тот же поступок мальчик получил то приятное (возможность вволю наесться конфет), то неприятное (порку). Естественно, что у него не могло выработаться никакой линии поведения, и он впал в состояние невроза, стал упрямым, капризным, воспринимая поведение матери как вопиющую несправедливость.

Не надо излишне ограничивать детей. Надо стараться предоставить им как можно больше радости, свободы, самостоятельности. Ребенок имеет право на счастливое детство. Дайте ему свободно играть, бегать, даже шалить. Запрещать детям нужно лишь то, что действительно недопустимо.

семья воспитание

Многие родители на всякий случай делают ребенку бесконечное количество замечаний: «сиди смирно», «не трогай», «не стучи», считая, что если он выполнит хотя бы часть этих запретов, и то будет хорошо. Это неправильно. Повторяем – запрещать нужно только то, что действительно недопустимо, но запрещение должно быть категорическое. Ребенок должен знать, что ему обязательно придется этому запрещению подчиниться.

Если у вас нет возможности или желания добиться выполнения своего требования, то не надо к нему и прибегать.

В моем кабинете очередной пациент – шестилетняя девочка. Ее мать тоже ничего не может поделать с упрямством и непослушанием дочери. Разуверившись в советах соседей и знакомых, она решила обратиться к врачу. Между те разговор в кабинете начинается с того, что мать требует:

- Валя, поздоровайся с доктором. Подай ручку.

- Не буду, не подам, - отвечает упрямица.

- Нет подашь! – повышенным тоном заявляет мать.

- Не подам! – тоже в повышенном тоне отвечает Валя.

- Плохо будет, если не подашь!

- Ничего не будет, - парирует девочка.

Мать беспомощно разводит руками.

воспитанная девочка

В чем в данном случае заключалась ошибка матери? Она знала или, во всяком случае, могла предполагать, что Валя не выполнит ее требование. Она должна была понимать, что если не сумела приучить девочку слушаться за предыдущие шесть лет, то, конечно, не сможет этого добиться в моем кабинете: чудес не бывает.

И тем не менее, несмотря на неудачный опыт, через несколько минут мать снова требует, чтобы дочь рассказала мне выученную недавно басню. Девочка снова упирается. Мать настаивает, но снова терпит досадное поражение. Тем самым девочка лишний раз убеждается, что можно безнаказанно не выполнять требования матери, что слова матери не имеют никакого значения.

Мы уже говорили о том, что ребенку нужно что-то запрещать как можно реже; зато строго взыскивать с него за проступки. Что же все-таки действительно необходимо запрещать ребенку? За какие нарушения следует его наказывать?

Конечно, в каждом отдельном случае родители и воспитатели должны очень умно определить для ребенка области «можно» и «нельзя». Нельзя предусмотреть все случаи жизни и дать на все готовые рецепты. Однако ребенок должен быть отучен от тех поступков, которые нетерпимы в нашем обществе. Естественно, с ребенка надо взыскивать прежде всего за то, что в нашем обществе подвергается осуждению (уголовному или моральному). Поясним это на примере.

От ребенка обычно требуют, чтобы не разговаривал за столом во время еды: разговор отвлекает от еды, разговаривать с полным ртом некрасиво, во время разговора можно поперхнуться и т.п. Однако это запрещение часто воспринимается ребенком как несправедливость, насилие. Мы ведь не осуждаем взрослого гостя, беседующего с нами за ужином. Почему же мы запрещаем это своему ребенку? Другое дело, если ребенок, например, схватил пирожное с тарелки соседа. Такой поступок должен быть осужден нами и у взрослого. Если ребенок не съел сегодня свой завтрак, можно спокойно попросить это сделать, но приказать «сейчас же съесть» - неправильно. Еще некрасивей как-то наказывать за это. Ведь взрослого человека, не съевшего завтрак, никто не привлекает ни к уголовной, ни к административной, ни к какой-либо иной ответственности.

Совсем другое дело, если ребенок без уважительных причин не выполнил школьного задания или какое-то поручение взрослого. Этот поступок должен быть осужден, а при повторном нарушении ребенка следует наказать, так как за недобросовестное выполнение порученной работы мы осуждаем и взыскиваем со врослых.

Ребенка необходимо приучать в своих желаниях обязательно считаться с реальными возможностями и с интересами коллектива, в котором он находится. Необходимо у ребенка с детских лет вырабатывать привычку преодолевать трудности, стоящие у него на пути.

семья воспитывает

Из книги "О предупреждении детских нервных заболеваний (очерки психоневролога)" С.Г. Файнберг. Издательство "Знание", Москва, 1964 год.

От автора блога:

Этот материал, конечно, порядком устарел, но все равно позволяет вычленить здравое рациональное зерно. Не призываю делать какие-либо назначения самостоятельно, без рекомендаций вашего врача.

Возможно, этот материал будет полезен будущим медикам или педагогам во время их учебы для подготовки к семинарам или написании курсовых и дипломных работ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс