Очерки психоневролога: Что пугает детей

 

Когда к нам приводят нервного ребенка, то, каковы бы ни были проявления его нервности (будь это страхи, бессонница, заикание, раздражительность, капризность, подергивание или что-либо другое), в подавляющем большинстве случаев родители уверенно заявляют что их ребенок стал нервным после испуга, сильного переживания, потрясения. Такой точки зрения до самого последнего времени придерживались и многие врачи, которые также считали, что основной причиной нервозности ребенка являются психические травмы и в первую очередь испуг.

Это положение на первый взгляд кажется бесспорным и само собой разумеющимся. Казалось бы, подтверждает его и повседневная практика: один ребенок стал заикаться после того, как на него громко залаяла собака; другой стал просыпаться по ночам с плачем и криком после того, как испугался пьяного соседа; третий стал нервным и капризным после того, как старший брат переоделся в вывернутый наизнанку тулуп и заревел, как медведь. Казалось бы, что тут мудрить? Все ясно и понятно: у ребенка слабая нервная система, поэтому он очень чувствителен, впечатлителен, и всякий испуг легко может привести к развитию у него того или иного вида нервоза.

Однако при внимательном анализе все оказывается значительно сложнее, и хотя нервоз у ребенка развивается большей частью вслед за психической травмой или испугом, но не они оказываются истинной (основной) причиной возникновения нервного расстройства.

Попробуем определить, что является основной причиной возникновения нервоза у человека, пережившего психическое потрясение. Причина психического нервного потрясения – не зрительные, слуховые и тому подобные ощущения, а то, что с ними связано в сознании человека, в его жизненно опыте.

Это положение неоднократно подчеркивали ведущие советские психоневрологи В.Н.Мясищев, А.М.Свядощ и другие.

Поясним это примерами. Вид горящего здания, как указывает А.М.Свядощ, сам по себе не вызывает у человека нервного расстройства, но, если он знает, что в огне гибнут дорогие ему люди, это ожжет оказаться причиной сильнейшего потрясения. Гром салюта ни у кого не вызовет нервного срыва, а разорвавшаяся поблизости мина может его вызвать. В чем же разница? Только в том, что звук от взрыва мины осознается человеком как сигнал опасности.

испуг у ребенка признаки

У ребенка еще нет достаточного жизненного опыта, и поэтому само по себе наблюдаемое им событие его мало пугает. Дети обычно «храбрее» взрослых: они не боятся лазить на высокие деревья, качаться на подгнивших качелях, прыгать на ходу с подножки, играть со спичками – именно потому, что они не понимают опасности. Об опасности дети узнают от взрослых или догадываются, что она есть, когда видят страх у окружающих.

Многочисленные наблюдения показывают, что события, вызывающие нервные расстройства у детей, обычно крайне незначительны: загудел паровоз, из-под лавки выскочил петух, вошел незнакомец в мохнатом тулупе…

И вот что интересно. Ребенок до известного момента может неоднократно воспринимать подобные или даже более сильные впечатления без всякого нервного срыва.

Разбор таких случаев показывает, что главной причиной нервного заболевания ребенка становится не само происшествие, не какая-либо вещь сама по себе, а та пугающая ребенка оценка, которую дают взрослые этому происшествию и этой вещи.

Мы наблюдали ребенка шести лет, начавшего заикаться после того, как он побывал на цирковом представлении, где выступал Филатов с дрессированными медведями. Тысячи детей с огромным удовольствием и без всякого страха любуются катающимися на велосипедах медведями. Почему же наш пациент испугался настолько, что стал заикой? Оказывается, в раннем детстве бабушка неоднократно пугала мальчика медведе, который «приедет и заберет его, если он не будет есть и не будет слушаться». Прошло несколько лет, мальчик, казалось, уже забыл об этих бессмысленных и вредных угрозах, но когда он увидел настоящего, живого медведя, действительно направляющегося в его сторону, внушенный бабушкой страх перед медведем ожил в сознании ребенка и вызвал заикание.

Сам по себе пьяный человек, размахивающий руками, смешно шатающийся из стороны в сторону и что-то бормочущий, для ребенка не страшен. Пожалуй, многим детям он даже напоминает дурачащегося клоуна. Но в тех семьях, где есть алкоголики, ребята по-иному относятся к человеку с заплетающимися ногами и языком. Именно в таких семьях у ребят, как правило, развиваются нервозы. Даже «чужой» пьяный только одним своим видом заставляет ребенка из такой семьи трепетать.

Ребенок боится даже в тех случаях, если пьяный ни разу не тронул его, лишь только потому, что он видел страх перед ним, например, у матери.

Для запуганного малыша каждый пьяный таит в себе опасность, тем более пугающую, что определить ее реальность и характер он сам не в силах.

испуг у ребенка лечение

Отношение взрослых к тем или иным явлениям имеет для ребенка решающее значение. Оно становится его отношением. Если взрослые боятся чего-то или делают вид, что боятся, то ребенка это нечто безусловно страшит.

Однажды меня вызвали к мальчику четырех лет, выпавшему из окна третьего этажа. Тяжелых повреждений у него не оказалось, но меня удивило на редкость спокойное и даже веселое настроение ребенка, всего час назад пережившего потрясение, которое, пожалуй, должно было подействовать на него совсем иначе. Тем более, что он получил, хотя и не опасные, но довольно болезненные ссадины, которые обрабатывали йодом и в довершение сделали укол.

Что же произошло? Пока мать находилась на кухне, мальчуган забрался на подоконник и… выпал из открытого окна. Он упал на кучу песка и поэтому, что называется, отделался легким испугом. Увидев искаженное лицо склонившейся над ним матери, ребенок принял это за гнев, вызванный его поступком, и закричал: «Мама, прости! Я знаю, что ты не велела лазить на подоконник. Я никогда больше не буду!» Мать тут же сообразила, в чем дело, и строго сказала: «Так и быть, на этот раз прощаю твое озорство, но помни: если еще раз влезешь на подоконник и вывалишься, и не заикайся о прощении».

Таким образом, мальчик принял все происшедшее за собственное озорство, которое ему простили, и так был доволен этим прощением, что почти никакого внимания не обратил на ссадины и ушибы. Если бы мать стала причитать над ним, выражая свой ужас по поводу случившегося, то, скорее всего, у ребенка развилось бы длительное нервное состояние.

Ночные страхи, часто наблюдающиеся у детей, также обычно поддерживаются излишним «аханьем» родителей. Тревога, которая звучит в голосе матери, «успокаивающей» ребенка, воспринимается им как подтверждение того, что в пугающих его сновидениях есть нечто действительно страшное. Родителям нужно спокойно объяснить малышу, что бояться нечего, потому что все, что бывает во сне, совсем не страшно и никогда не сбывается; плакать из-за того, что снится, стыдно и смешно. Нужно не плакать, а спокойно заснуть и больше не бояться. И потом папе и маме тоже нужно спать.

Такие объяснения освобождают детей от ночных страхов…

как лечить испуг у ребенка

Можно предотвратить развитие нервности у ребенка, если спокойно подходить к пугающим ребенка событиям, иногда даже намеренно искажая их действительный смысл. Например, девочке, в испуге прижавшейся к матери при виде лающей собаки, мать с «искренним» удивлением говорит: «Что ты, глупая, ведь собака с тобой здоровается, она ведь не может словами сказать здравствуй». И девочка сразу успокаивается, начинает радостно приветствовать собаку, разговаривать с ней. Вот как просто иногда предотвратить нервный срыв у ребенка.

Итак, напомним, что уже возникшие у детей нервозы чаще всего закрепляются и становятся стойкими в тех случаях, когда нервность как бы приносит им какие-то «выгоды».

Подчеркиваем еще раз, если ребенка, которому за нервозность предоставляли особые привилегии, если с ним обращались подчеркнуто ласково, все ему позволяли, ни за что не взыскивали, пытаются в чем-либо ограничить или наказать за непослушание, он отвечает на это настоящими истериками и таким путем заставляет родителей отказаться от соответствующих, невыгодных ему намерений. Так нервность становится для ребенка лучшим средством «борьбы» против требований взрослых. Естественно, ему нет расчета отказываться от такого средства. Итак, ребенок с помощью невроза держит в своих руках взрослых, а невроз тем временем развивается и все основательный овладевает ребенком. И получается так, что родители оказывают своему малышу «медвежью услугу».

Приведу один из типичных примеров возникновения и закрепления реактивного невроза.

К нам на консультацию был направлен студент с тяжелым заикание. Как рассказал сам больной, он стал заикаться с пятилетнего возраста, после того как отец наказал его за какую-то провинность. А спустя два года, после того как он подрался с приятелем, заикание закрепилось.

Подобные рассказы о причинах возникновения заикания или других видов нервоза не редкость. Однако трудно было поверить, что здоровый, крепкий парнишка (каким рос наш пациент) стал на всю жизнь заикой только потому, что его однажды наказал отец или побил одноклассник. Кто в детстве не переживал подобных «психических травм»! Однако заикаются далеко не все.

От матери мы узнали некоторые важные подробности о детстве нашего больного. Мальчик рос крепким, подвижным ребенком. Однажды он вымазал дегтем кошку, чтобы она оставляла за собой черные следы. Вот тогда отец и отшлепал сына (кстати, подобные и даже более сильные наказания применялись к мальчику и раньше), после чего спросил: «Будешь озорничать?» Еще не успокоившийся, всхлипывающий ребенок, естественно ответил прерывающимся голосом. Наблюдавшая эту сцену мать закричала отцу: «Ты сделаешь его заикой. Видишь, он говорить не может!».

как вылечить испуг у ребенка

Тогда настала очередь испугаться отцу, который принялся упрашивать мальчика успокоиться. Он говорил, что больше его наказывать не будет, чуть ли не извинялся перед ним. И что же? «Заикание» с этого момента сделалось для ребенка крайне выгодным и потому желанным: он усмотрел в нем прекрасное орудие мести отцу и вообще всем домашним обидчикам.

Не будь этого обстоятельства, ребенок, через пару минут успокоившись и перестав всхлипывать, забыл бы о наказании и о том, как у него получилось заикание. Но теперь родители, считая себя виновниками несчастья, уже не могли ни в чем отказать сыну.

Когда спустя два года ребенок потерпел поражение в мальчишеской драке, у него уже была закреплена истерическая привычка – на обиду и боль отвечать усиленным заиканием. Так развился стойкий дефект.

Таких примеров можно было бы привести сколько угодно.

Для предохранения детей от нервных срывов надо как можно спокойней относится ко всякого рода происшествиям, которые могут испугать ребенка, объясняя, что в них нет ничего страшного, не запугивать детей, стараться по возможности выполнять разумную просьбу ребенка, выраженную в спокойной форме, и в то же время внимательно следить, чтобы нервные проявления никогда не приносили ему каких-либо, хотя бы и чисто моральных, «выгод».

как снять испуг у ребенка

Из книги "О предупреждении детских нервных заболеваний (очерки психоневролога)" С.Г. Файнберг. Издательство "Знание", Москва, 1964 год.

От автора блога:

Этот материал, конечно, порядком устарел, но все равно позволяет вычленить здравое рациональное зерно. Не призываю делать какие-либо назначения самостоятельно, без рекомендаций вашего врача.

Возможно, этот материал будет полезен будущим медикам или педагогам во время их учебы для подготовки к семинарам или написании курсовых и дипломных работ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс